15 мая 2019      20      0

О чем рассказал самый ценный агент разведки ГДР в НАТО

Столько слышал об этом доме, хотя никогда здесь не бывал. О нем, спрятавшемся в тихом переулке исконной Москвы, еще давно рассказывал мне старейший чекист России Борис Игнатьевич Гудзь, доставлявший сюда в начале 1920-х годов секретные донесения во время знаменитой теперь операции «Трест». Здесь жил Артур Христианович Артузов - основатель Иностранного отдела ВЧК, предтеча внешней разведки.

О чем рассказал самый ценный агент разведки ГДР в НАТО

Место для встреч очень удобно - совсем близко от Лубянки. К тому же в старинном особнячке помимо парадного входа есть, как тогда говорили, и ход черный: по лестнице - и сразу в проходные московские дворики.

Предполагают, будто этажом выше жил проклятый Ягода, вскоре возглавивший мощнейшую спецслужбу. Какой трагедией это закончилось - знают все. Сколько чекистов было истреблено - спорят до сих пор.

Артузов с семьей прожил в трех просторных комнатах до 1935 года. Потом наступило тривиальное, житейское - развод с женой, и он съехал, по-честному оставив квартиру семейству. Так что брали его уже не отсюда. Расстреляли, обвинив в преступлениях, которые не совершал. Такая же участь постигла и Ягоду.

О нем теперь забыли. А Артуру Артузову последователи установили памятную доску, правда, не на фасаде, а внутри, на лестничной площадке - чтоб не светиться. В квартире скромная выставка, посвященная Артуру Христиановичу: фото с семьей, небольшой бюст, стенд.

Бытует легенда, а может, и не легенда, что подвал дома прочно замурован. Раньше отсюда начинался подземный ход. Несколько сотен метров, и руководители ЧК добирались прямо из своих квартир до Лубянки. В этом доме мы и встретились.

О чем рассказал самый ценный агент разведки ГДР в НАТО

Смотрите, кто пришел

— Бирюза, — представилась худенькая, неброско одетая женщина.

— Топаз, — протянул руку ее бородатый спутник.

Так началось наше путешествие в недалекое прошлое, в котором ныне 73-летний бородач Райнер Рупп был одновременно и агентом Топазом разведки ГДР, и ведущим сотрудником НАТО в штаб-квартире в Брюсселе. А его жена англичанка Энн-Кристиан - оперативный псевдоним Бирюза - на первых порах помогала мужу, работая секретаршей в том же серьезнейшем учреждении до 1980-го, когда родился первый ребенок и с разведкой для нее было закончено.

Немец из Саара Рупп отлично говорит по-английски. Пригодилось: в беседе затрагивались чисто технические термины, использовались разведывательные жаргонизмы, и Топаз спокойно растолковывал мне их значение.

Иногда среди историков спецслужб разворачиваются споры: кто же принес в годы "холодной войны" наибольшую пользу странам Варшавского договора (или нанес наибольший урон НАТО) - Топаз, завербованный в 1968 году и арестованный в 1993-м, или другой разведчик из ГДР - Гюнтер Гийом, трудившийся с 1972 по 1974 год помощником канцлера ФРГ Вилли Брандта и довольно быстро раскрытый, арестованный и обменянный? На мой, сугубо на мой, взгляд, 10 тысяч переданных разведке ГДР суперсекретных документов и долгие 12 лет работы склоняют чашу весов в пользу Топаза.

Альянс под нашим микроскопом

Арест любого разведчика - беда для него и для службы, на которую он работал. Райнер Рупп испытал это сам. В любой стране разоблачения чужих разведчиков, шпионов, агентов воспринимают болезненно. Но из всех спецслужб мира "Штази"* и сегодня не просто одна из наиболее преследуемых и гонимых. Она больше не существует, а за ее сотрудниками по-прежнему ведется настоящая охота. Ведь ее агенты десятилетиями водили противника за нос. Само понятие "Штази" усилиями прессы и общественного мнения превратилось едва ли не в ругательство. Но кто скажет, дожил бы мир до ХХI века, если бы внешняя разведка ГДР не добиралась до секретов, способных разорить, стереть с лица земли государства из другого лагеря. Может, установившийся в "холодную войну" относительный паритет между Востоком и Западом как раз и есть главная заслуга министерства госбезопасности ГДР. И словно в насмешку за это после падения Берлинской стены Топаз, он же Райнер Рупп, был приговорен к 12 годам. Он отсидел семь в одиночке и был выпущен на свободу в 2001-м. Западные спецслужбы гонялись за ним три с лишним года. А выдал Топаза, как это всегда бывает, предатель.

— Райнер, основатель и руководитель этой службы Маркус Вольф, конечно, рассказывал мне о вас еще в конце 1990-х. К сожалению, в детали не вдаваясь. Объяснял, что через несколько лет ваша работа перестанет быть секретом, но пока надо подождать.

— Может, период ожидания подходит к завершению. То, о чем промолчал Миша, разрешено раскрыть мне, — и все мы втроем дружно рассмеялись.

— Вы работали на ГДР с 1968 года и благодаря конспирации оставались вне подозрений.

— Для этого делалось все. На встречи с курьерами-связниками выезжал в третьи страны. Брюссель напичкан кем и чем угодно. Рисковать нельзя. Разве если приходилось передавать курьерам что-то необычайно срочное. К примеру, документы, только что принятые на совещании министров стран НАТО. И приходилось проводить мгновенные личные встречи. Я фотографировал секретные документы хорошо освоенной мини-фотокамерой, закладывал кассеты в банки от пива — они у меня были с двойным дном, передавал курьеру. И все — никаких объяснений и разговоров. Никогда не использовал почтовые ящики — это точки, в которых оставляют информацию. Не было и рации, по которой выходил бы на связь. Мой обычный радиоприемник всегда настраивался на определенную волну. И в оговоренный час передавались условные, лишь мне понятные сигналы. Часто именно так давали знать, в получении каких секретных данных заинтересована моя служба.

— Не представляю, как вы доставали эти секретные документы.

— Они в НАТО тоже разные. Есть грифы "секретно", "совершенно секретно" и "космик", то есть абсолютно и строжайше секретно. Третья категория — важнейшая. Добраться до документа с грифом "космик" — честь для любого разведчика. За ними я и охотился. Часто — довольно успешно. Прочитать такой документ при моей должности в НАТО было, в принципе, можно. Но запомнить многостраничный текст — нельзя, нереально. Заснять его, когда рядом может оказаться хоть кто-то, — неоправданно рискованно. Однако я эти документы переснимал, передавал по назначению. А как доставал — тоже расскажу, но только при вашем выключенном диктофоне.

Только представьте себе, сколько же по силам сделать одному талантливому разведчику. Райнер Рупп - Топаз передал ГДР и нам около 10 тысяч секретных материалов прямо из штаб-квартиры НАТО

Последовало откровенное описание процесса: основную роль играли настойчивость, смелость Топаза и, конечно, человеческий фактор. Умение воспользоваться представившимся случаем и превратить его усилиями разведчика из отдельно взятой благоприятной ситуации в сложившуюся и повторяющуюся закономерность.

Так в ГДР, а вскоре и в Москве появился подробнейший документ "космик топ сикрет" под литерой "МС-161". В нем детально и исключительно профессионально натовцы анализировали все попадавшие к ним сведения о Варшавском договоре. Становилось понятно, что знает о нас потенциальный противник. И, тоже важно, о чем не имеет представления. Документ каждый год обновлялся. В его составлении участвовали от 40 до 43 комитетов и подкомитетов НАТО. Особую роль в совершенствовании "МС-161" играли военные комитеты.

Его ценность была бы не так высока, если бы в работе над ним не принимали участие эксперты, специализирующиеся в самых различных областях - не только в военной, но и в политической, экономической, научной... Они вместе анализировали данные по "своим" странам - Советскому Союзу, Польше, Румынии, ГДР... Например, как под микроскопом в НАТО изучались малейшие перемены в советской военной доктрине. Тщательно и со всех сторон обсуждались перестановки в военном руководстве. Любое становившееся известным натовцам усовершенствование в вооружении живо не только раскладывалось по полочкам в комитетах НАТО, но и доводилось до сведения его экспертов, высказывавших затем свое мнение по эффективности внедряемых СССР и его союзниками новинок. Огромное внимание придавалось ракетам пока неизвестного типа, поступавшим в распоряжение армий Варшавского пакта.

Советский Союз считался наиболее важным объектом изучения. Каковы намерения противоборствующей стороны, как проходит обучение применению новейших вооружений, как среагируют Советы с союзниками на то или иное действие НАТО? В чем слабость СССР и правильно ли нащупано разведкой западных стран то, что выдано за слабость пакта или рассматривалось таковой? Но и ни одна другая страна Варшавского пакта не была обделена вниманием.

Наибольшую лепту в составление и обновление "МС-161" вносили США с их разветвленной разведывательной системой. Никто из союзников по НАТО и близко не приближался к Штатам по глубине погружения в дела противника.

О чем рассказал самый ценный агент разведки ГДР в НАТО

Документы "МС-161" позволяли СССР понять, как противодействовать НАТО. Заставляли работать на то, чтобы предотвратить утечки. Давали возможность проанализировать, что натовцы знают и чего не знают о Варшавском договоре, как осуществляются сотрудничество и обмен данными о пакте внутри НАТО, какие районы обороны СССР и его союзников натовцы рассматривают как наиболее уязвимые. Обладание "МС-161" открывало если не все, то многие натовские козыри. Я бы даже решился предположить, что практически все.

И еще немаловажный аспект. Министерство госбезопасности ГДР несло на содержание разведчика минимальные расходы. Топаз работал за идею.

Но как же удалось разведке ГДР разгадать в 23-летнем парне будущего суперагента? Райнер Рупп отвечает на этот вопрос коротко:

— Это случилось еще в 1968 году. Старшее поколение, возможно, не забыло о молодежных волнениях, потрясших тогда Европу. Я был среди демонстрантов. Однажды после очередной манифестации, сидя с приятелем за кружкой пива, горячо и уж точно громко обсуждал грядущую революцию, возможно, и мировую. А когда пришло время расплачиваться с официантом, на первый план вышла проза жизни: мы с другом слишком увлеклись, для расплаты не хватает пфеннингов 50-60. И тогда сидевший в углу пивной человек вежливо попросил записать наши ничтожные расходы на его счет и заказал всем еще по кружке. Мы обсуждали с ним приближение революции.

Потом снова встретились. Спорили. Меня в отличие от него нельзя назвать твердым приверженцем коммунизма. Но в том, что обществу нужно меняться, мы точно сходились. Это сближение и привело меня в том же 1968-м в школу разведки: наш собеседник оказался офицером министерства госбезопасности ГДР. Я не назвал бы это вербовкой. Скорее произошло некое не полное, однако совпадение политических взглядов. Потом я поехал в Брюссель.

— Из ГДР и сразу в НАТО.

— Какое там сразу. Я в Бельгии с 1969-го, а в штаб-квартире НАТО работал с 1977-го. Прошел долгий путь. В 1972-м женился на моей Энн-Кристиан. (Тут прислушивавшаяся к разговору молчаливая Бирюза сделала приветственный жест рукой. — Авт.) А в 1977-м меня приняли в политический отдел управления экономики НАТО.

— Повезло?

Топаз улыбнулся:

— Не в одном везении дело. На это престижное место претендовали еще 69 человек. Пришлось пройти собеседования, которые можно приравнять к экзаменам. Видимо, я оказался подготовленным лучше остальных и НАТО интересовало меня больше других кандидатов. По крайней мере, последнее на 200 процентов верно. Меня и жену проверили. Супругу приняли в одно из управлений НАТО секретаршей. В 1980-м у нас родился ребенок, и ее работа в содружестве со мной на том завершилась. А я вгрызался в профессию эксперта, аналитика НАТО.

Как разгадали ребус СОИ

— Райнер, ответьте на вопрос: как вы распознали, что Стратегическая оборонная инициатива — СОИ — это, как сказали бы сегодня, фейк? СОИ, "Звездные войны" были выдуманы США, чтобы заставить СССР тратить миллиарды и миллиарды на вооружения, на защиту от американских смертельных игрушек, в реальности не существовавших. А советская казна и без того трещала к тому времени по всем швам.

— Вы несколько упрощаете ситуацию, глядя на нее из конца апреля 2019-го. А тогда у СОИ была своя цель. И, я бы сказал, что подкинутая Америкой СОИ, с точки зрения США, поставленную задачу в определенной степени выполнила.

— План президента США Рейгана до конца сработал?

— Скорее план неоконсерваторов, входивших в ближайшее окружение этого "Принца Тьмы". Все это активно закрутилось в 1982-м. И миллионер-американец, представлявший интересы команды Рейгана, пригласил эксперта-немца Руппа на ланч. Убедился, что я неплохо разбираюсь в натовских делах, да и СОИ меня интересует. Он не ошибался ни в том, ни в другом, а если бы он еще и догадывался о мотивации этого интереса... Действительно, я погрузился в проблемы НАТО исключительно глубоко. Американец выяснил, что я работаю добросовестно, не так, как некоторые другие, отсиживающие положенное время и поскорее смывающиеся домой. Поэтому он логично предположил, что в новый подкомитет хорошо бы включить такого, как я, с задачей изучать политическое влияние создания СОИ. Понимая, к чему идет, пришлось сразу заупрямиться: "Ведь я ничего не знаю о СОИ. Чтобы не подвести, требуется, чтобы кто-нибудь ввел меня в курс проблемы".

Побывав в Вашингтоне, Топаз разгадал загадку СОИ

И меня отправили в двухнедельную хорошо оплачиваемую командировку в Вашингтон, где знающие люди просветили, ответив на многочисленные вопросы. Дошло до того, что я читал личные послания президента Рейгана, касающиеся СОИ. А я был настойчив, прося американских разработчиков свести меня то с тем, то с другим отцом-разработчиком СОИ.

Один рабочий завтрак в Штатах следовал за другим, переходя в деловые обеды. Я и правда поначалу знал о СОИ лишь весьма приблизительно. Но уже через неделю в Вашингтоне неожиданно осознал: да я имею почти полное представление об инициативе в отличие от щедро информирующих меня специалистов в отдельных ее областях. А в конце второй недели пришло понимание, что я, пожалуй, осведомлен о Стратегической оборонной инициативе лучше, чем любой из моих американских собеседников, даже наиболее высокопоставленных. Итогом командировки явились доклады - в НАТО и, как догадываетесь, в еще одну организацию.

Стало понятно техническое программирование СОИ. И если в наши дни программированием занимаются компьютеры, то в те годы программы писались собственными руками, их печатали на машинках. Тут исключительно важно понять: если в программе будет хоть одно малейшее несоответствие - лишняя запятая, ее отсутствие, неправильная буква, опечатка, - всей гигантской СОИ никак не сработать. Возникал вопрос: а как вообще может функционировать система, если вы лишены возможности протестировать ее в реальности? И в таком случае можете ли вы вообще положиться на СОИ, которая не прошла ни единого непосредственного испытания? Если идти дальше, считая, что на СОИ нельзя до конца положиться, то как же вы сможете использовать ее в качестве средства настоящего политического давления на другие страны?

Было ясно, что реальная ситуация с СОИ совершенно отличается от предполагаемой, запланированной. Подтверждение этим выводам: даже сегодня СОИ не сможет сработать. А провести тестирование невозможно. Допустим, вы запустите свою ракету откуда-то с Гавайских островов. Программное обеспечение сработает, проквакав ква-ква-ква. И что? Суммируя все изученное, сказанное и в деталях обсужденное, я представил свой уже упоминавшийся отчет. Если коротко, то мой доклад был полон критических замечаний. Чтобы не вступить в противоречие с американцами, я не писал: СОИ практически не сработает. Однако мой доклад наводил именно на эту мысль. В таком случае, как же тогда НАТО сможет политически надавить на Советы, если они не воспримут эту инициативу всерьез? И в СССР не стали тратить миллиарды, чтобы противостоять Штатам с их СОИ.

— Райнер, это спасло СССР от миллиардных и бесполезных трат. А вы знали, что разведка ГДР представляет Советскому Союзу всю полученную информацию?

— Еще бы. Прекрасно понимал: мы делимся с Москвой всем, что хоть как-то может ее заинтересовать. Обо всем первостепенно важном и не очень важном. А уж что СССР интересуется СОИ, было понятно и глупцам, к коим себя не отношу.

— Вы встречались с русскими связниками?

— Никогда. Но, что удивительно, в СССР мы вместе с женой побывали в туристической поездке в Ленинграде. Да, точно, в конце 1970-х, когда я уже работал в НАТО. Потом, уже в двухтысячные, мы с дочкой однажды отдыхали в Сочи.

О чем рассказал самый ценный агент разведки ГДР в НАТО

Кремлевские звезды над нами горят

Райнер Рупп устал. Беседа — я не привел в этой статье и половины — шла долгая. Непростая. И — за это я особо благодарен Руппу — откровенная.

Пообедав, отправились на прогулку. Спустились в метро, объяснения о котором супружеская чета слушала прилежно. Поднялись на Тверскую. Полюбовались Кремлевскими звездами. Немножко побродили в шумном и нарядном, как всегда бывает только в центре, праздничном потоке.

Пришло время расставания. Еще заранее обменялись координатами. Поцеловав руку Бирюзе, я затем крепко обнялся с Топазом. И расцеловались не так, как у них, а как у нас — троекратно.

Общество История Блокнот Долгополова

Источник: rg.ru

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 
Перевод сайта
Экономический календарь
14.12.2018
1 USD 66.2550 Руб -0.1675
1 EUR 75.3916 Руб +0.1748
1 UAH 2.3764 Руб -0.0146
1 GBP 83.9186 Руб +0.7045
Добавить сайт в закладки

© 2019 Финансы · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru